Аф

Франсуаза Саган - афоризмы » Страница 3

Романтика – воздушное, неземное слово, заставляет трепетать и фантазировать.

Без темы

Стоит впустить в себя жалость, как это приятное чувство уже не отпустит тебя из волшебного плена.

Грусть, тоска, печаль

Никогда нельзя сказать точно — мы воплощаем в книги мудрость жизни, или рисуем жизнь, исходя из книг.

Книги, чтение

Люди уважают несчастья и не прощают успехов!

Человеческая натура

Любовь — это то, что происходит между двумя людьми, которые любят друг друга.

Любовь

Надо называть вещи своими именами! Человек любит, а потом больше не любит.

Прежде чем прочесть что-либо о нынешней молодежи, стоит поинтересоваться, каков возраст автора.

Семь лет я прожила в атмосфере удушливой скуки и скучных семейных завтраков. Семейная жизнь — это не что иное, как спаржа с уксусом. Это блюдо не моей кухни.

Всем всегда некогда разобраться толком в себе; людей, в основном, интересуют в других только глаза. Да и то чтобы видеть в них собственное отражение!

Обычно я думаю о чём-то своём, а улыбаюсь из вежливости.

Люди принимают наркотики, потому что жизнь невыносимо скучна, всем всё надоело, почти нет великих идей, которые стоило бы защищать, и нам не хватает азарта.

В тот день, когда вы устыдитесь того, что любите, вы погибли... Погибли для самого себя

Все женщины на один лад: они всего требуют, все отдают, незаметно приучают вас к полному доверию, а затем в один прекрасный день уходят из вашей жизни по самому ничтожному поводу.

Люди современные завалены рутиной и поглощены всякими делами, только не своими собственными – на познание внутреннего мира своей личности времени не остается.

Моя любовь была безумием. То, что называют безумием, для меня единственный разумный способ любить.

Я почувствовала (как пишут в романах), что волосы у меня на голове встали дыбом, хотя и были покрыты лаком.

Я страстно хочу заняться каким-нибудь делом по душе или, скорее, делом, которое бы меня страстно увлекло. М-да... Пожалуй, слишком много страсти для одной фразы.

Сартр сказал мне однажды, что очень умные люди не бывают злыми, злость предполагает ограниченность, априорную глупость.

Я никогда не буду знать достаточно, никогда, чтобы быть совершенно счастливой, никогда, чтобы мной овладела некая страсть, захватившая всю мою душу. Но эти минуты счастья, согласия с жизнью, если их правильно назвать, выполняют роль покрывала, лоскутно-утешительного одеяла, которое натягивают на обнаженное тело, загнанное и дрожащее от одиночества.

Мужчины, видишь ли, верят женщинам, то есть они хотят видеть их, женщин, более зачарованными деньгами или властью, нежели мужской красотой, – в сущности, они-то и делают из женщин шлюх, поскольку стремятся купить, а потом сохранить их для себя с помощью денег. Но называют их шлюхами как раз тогда, когда женщины перестают вести себя как таковые, когда они расстаются с покоем и роскошью, чтобы последовать душевному порыву, когда деньгам они предпочитают юного красавца.

Вернуться в начало страницы